Участники коллектива


Надежда ЛукашевичНиколай СметанинАлексей Подшивалов
Надежда Лукашевич:

Мне часто приходится слышать о том, что искусство не должно воспитывать. Я абсолютно с этим не согласна. Что еще может воспитать человеческую душу, сделать ее многогранной, понимающей и готовой к сочувствию? По-моему, только искусство. Когда ты слушаешь музыку, смотришь спектакль и испытываешь сильные чувства – любовь, гнев, протест, нежность, разве это не воспитание?

Если бы три таких личности собрались в другом городе, на другом краю Земли, это все равно было бы трио «Меридиан».

…У "Меридиана" свой устоявшийся репертуар. Если у артиста есть стоящие вещи, они остаются с ним на всю жизнь. Хочет он этого или не хочет, а публика будет требовать. Поэтому лучшие "меридиановские" песни, которые мы сделали вновь с Лешей, обязательно звучат.
Николай Сметанин:

Думаю, людям нравится искренность песен, они чувствуют, что все это «сварено» душой. Если концерт в зале, то это глаза в глаза, настоящий диалог. У нас когда-то было много подражателей, но они все рассеялись, потому что нелегко делать эту работу: вокал, игра на гитарах, актерство, некая психотерапия, передача своей энергии.

У нашей аудитории в жизни многое изменилось: кто-то был врачом или педагогом, а стал бизнесменом и т.д. Это разношерстная публика. Но на концерте люди словно вновь становятся такими, какими были: более молодыми, более счастливыми. Со своим зрителем мы близки по духу, это неизменно.
Алексей Подшивалов:

Образно, «Меридиан» - это яйцо Фаберже среди обычных яиц. Эта музыка «живая», которая, благодаря вокалу Нади и «вкусным» аранжировкам Николая, доходит до самого сердца зрителей. Раньше я просто слушал трио и получал удовольствие, а с того момента, как сам стал исполнять эту музыку, она стала для меня просто необходимой. Слова и музыка песен «Меридиана» настолько гармоничны, что это настоящее искусство. А настоящее никогда не теряет свою ценность.

Когда я был только слушателем группы «Меридиан», мне казалось, что все, исполняемое ребятами, легко и просто. Пока не попробовал сам... За меня взялся Коля, музыкант с 25-летним стажем, и начал буквально лепить меня. Параллельно по вокалу со мной занималась Надежда, которая еще более требовательна – к каждой ноте, к каждому тону и полутону. Теперь представьте, с одной стороны Коля, с другой Надя, и еще нужно «впеться» в трехголосье и играть на гитаре так же достойно, как это делал Володя... Иногда после репетиции думал: зачем мне это надо? Несколько лет ушли на мою «шлифовку»... Но теперь я получаю кайф от того, что удалось поймать звучание, попасть в меридиановский стиль.